География недоедания (голода).

Глобальная география Учебное пособие. Ю. Н. Гладкий, С. Б. Лавров. «Глобальная география». География недоедания (голода). Зона, в которой зна­чительная часть населения недополучает необходимое ко­личество калорий, на мировой карте охватывает обшир­ную территорию. Она простирается по обеим сторонам от экватора, включает почти всю Африку к югу от Сахары (за исключением ЮАР),

 

 

 

 

Западную Азию, Южную и Юго-Восточную Азию (в литературе чаще отмечают Муссонную Азию), Карибский бассейн, основную часть Южной Америки (кроме Аргентины, Уругвая и юго- востока Бразилии). Малокалорийное питание сочетается здесь и с нехваткой важных для человека протеинов жи­вотного происхождения, витаминов, кальция и т. д. В от­дельные годы к этой зоне «тяготеют» и другие, сравни­тельно «благополучные» территории (в частности, и те, что расположены в пределах бывшего СССР).

В начале 1990-х гг. по абсолютной численности голо­дающих первенство удерживали Южная и Юго-Восточная Азия, однако подлинным «полюсом голода» давно уже является территория Африки к югу от Сахары, ли­дирующая как по относительной численности голодающих (в процентах к общей численности населения), так и по остроте форм проявления голода. Именно в этом регионе в течение последних 2—3 десятилетий происходи­ло беспрецедентное обострение продовольственной проблемы, кульминацией которого в 1980-е гг. стали ката- I строфические засухи в странах суданосахельской зоны. Около 150 млн человек в той или иной мере страдали от пищевой дистрофии и ее последствий, большинство из них страдают и поныне.

В Африке, в некоторых государствах Азии, в латиноамериканских странах иногда наблюдается явление, вызывающее содрогание у жителей, знающих о голоде » лишь понаслышке. Вот как описывает его в своей книге «Вскрытые вены Латинской Америки» (1986) известный. латиноамериканский общественный деятель Э. Галеано: «С тех далеких колониальных времен на северо-востоке Бразилии утвердился обычай — бытующий и в наше время — есть землю. Недостаток железа в организме вызывает анемию. Инстинкт побуждает детей жевать землю, имеющую в своем составе те неорганические элементы, которые отсутствуют в их обычном рационе, т. е. в лепешках из маниоки и в бобах, если не считать случайно- I го кусочка вяленого мяса».

Тропическая Африка — современный «полюс го­лода» на планете. Продовольственное положение здесь  оценивается специалистами как критическое. Ситуация осложняется тем, что в силу чрезвычайно низких доходов около 90% ее жителей проживают за чертой беднос­ти. Это обстоятельство, а также углубляющиеся экологические и энергетические трудности, высокие темпы демографического прироста обусловливают затяжной, хронический характер продовольственного кризиса.

 

Наиболее неблагоприятное положение сложилось в странах аридных и семиаридных областей, занятых су­хими саваннами и полупустынями. На этих территориях Буркина-Фасо, Гвинея-Бисау, Нигер, Бенин, Чад, Гамбия, Гана, Гвинея, Мали, Мавритания, Сене­гал, Того, Централъноафриканская Республика, Эфиопия, Сомали, Уганда, Танзания, Ангола, Ботс­вана, Лесото, Мозамбик, Замбия, Зимбабве и др.), отличающихся чрезвычайно низким агроприродным потенциалом, повышенной хрупкостью и пониженной «эластичностью» экосистем, темпы роста населения при­мерно в 2 раза опережают производство продовольствия, что приводит к резкому снижению подушевого показате­ля производства продуктов питания.

Особенно большие человеческие жертвы принесли небывалые засухи в странах суданосахельской зоны. Се­годня ясно, что сахельская трагедия не исчерпывается природными катаклизмами. Есть основания утверж­дать, что еще задолго до ее начала сахельские страны уже вступили в полосу экологического кризиса, практи­чески всецело обусловленного социально-экономически­ми факторами. Особенно зловещую роль в этом кризисе сыграли сведение скудной древесной растительности и перевыпас скота. Кризис мог бы идти медленнее, но крайне неблагоприятные климатические условия вне­запно обострили его.

Одно из последствий массового голода в странах Тро­пической Африки — образование крупных миграцион­ных потоков беженцев, нередко пересекающих наци­ональные границы. Наибольшее число беженцев прихо­дится на сахельскую зону и соседние с ней страны.

Муссонная Азия традиционно выступала в качестве крупнейшего региона хронического дефицита продоволь­ствия. В прежние годы голодали от 200 до 300 млн чело­век, и именно здесь находился мировой «полюс голода». Начиная с 70-х гг., в связи с успехами так называемой «зеленой революции» продовольственная ситуация нача­ла улучшаться, но это привело лишь к относительному уменьшению прослойки голодающих, а абсолютная ее ве­личина практически сохранилась.

Наиболее типичная форма проявления продовольст­венной проблемы в Муссонной Азии — некачествен­ное, неполноценное питание беднейших слоев населе­ния, прежде всего безземельных крестьян и неимущих горожан. Вспышки же массового голода, подобно афри­канскому, возникают гораздо реже и являются следстви­ем резкого падения урожайности в отдельных странах в силу неблагоприятных погодных условий.

Крайне трудная продовольственная ситуация сохра­няется, с одной стороны, в крупных густонаселенных

странах Муссонной Азии — Индии, Пакистане, Бангладеш, с другой — в небольших, отсталых в эконо­мическом отношении — Бутане, Непале, Мальдив­ской Республике. При этом наиболее ущемленными оказываются женщины и дети. В сельских районах не­которых стран Азии женщинам вообще не положено пи­таться вместе с мужчинами. За стол первыми садятся мужчины, а женщины и дети доедают то, что останется.

Основу питания здесь составляют зерновые культу­ры, удовлетворяющие в среднем 2/3 всех потребностей в калориях, и прежде всего рис, за счет которого в целом по региону жители получают около 40% калорий. Это в I среднем. В странах типично рисового питания доля риса в рационе составляет 75% и более (в некоторых районах на Западной Яве даже 90% , что нередко приводит к заболеванию бери-бери).

На фоне рассматриваемых регионов несколько лучше питаются жители Латинской Америки, но и здесь продовольственная проблема достаточно остра. Ареал  недоедания охватывает Андские страны (Перу, Эква­дор, Боливию), а также многие государства Карибского бассейна (Гаити, Кубу, Сальвадор, Гондурас, Гватемалу и др.).

Конечно, в отличие от других районов развивающегося мира Латинская Америка является крупным пос­тавщиком многих продуктов питания на мировой ры­нок. В последние годы сравнительно быстро развивалось сельское хозяйство Бразилии, Мексики, Колумбии, Аргентины. Результаты, достигнутые в этих странах, f резко выделяются на фоне застойного положения аграр­ного сектора в Боливии, Перу, Эквадоре, Сальвадоре, на Кубе, в Гватемале и других странах.

Региональные типы питания. В питании населения слаборазвитых стран, как правило, всегда доминирует какой-либо один продукт, что придает рациону однообразный характер и негативно сказывается на общем состоянии здоровья.

Например, рис занимает среди зерновых культур первое место по калорийности. Это обстоятельство слу­жит важным аргументом в пользу его незаменимос­ти. В странах Южной и Юго-Восточной Азии, где рис — традиционный продукт питания, его доля в рационе со­ставляет 75%, а в некоторых районах Индонезии еще больше.

Для зоны саванн и Сахеля в Африке наиболее харак­терны просяные культуры (в первую очередь сорго), даю­щие до 40—50% калорий. Однако общепризнано, что они не способны поддерживать продовольственный ба­ланс, ибо в неурожайные годы голод приобретает массо­вый характер. В пищевом рационе жителей лесной зоны африканского континента преобладают клубнеплоды — ямс, маниок (кассава), батат. Эти культуры дают сравни­тельно высокие урожаи, однако в местах их возделыва­ния и потребления обычно обнаруживаются недоедание и сильное белковое голодание (в 1 кг батата содержится 1200 килокалорий и лишь 24 г белка).

Картина питания населения Латинской Америки бо­лее пестрая. В странах со сравнительно благополучным продовольственным балансом (Аргентина, Уругвай и др.) основу рациона формирует пшеница; в странах Центральной Америки и районах индейского расселе­ния превалирует кукуруза; на тропических прибрежных низменностях — рис; в Парагвае — маниок; в «банано­вых» республиках американского перешейка — бананы; на Гаити и Кубе — тростниковый сахар и т. д.

Определенный интерес представляет картина конк­ретных региональных типов питания. В свое время на это обратил внимание русский географ А. Воейков. «За­фиксировать» и охарактеризовать подобные типы уче­ные пытались неоднократно. Американский географ Г. Кэриел составил карту и соответствую­щую к ней легенд, где для каждого географи­ческого «типа питания» указал главные источники ка­лорий (независимо от их абсолютного числа) и основные источники протеинов.

Границы выделенных Г. Кэриелом типов не совпада­ют с границами государств, для которых ФАО выводит статистически средние рационы. Нередко в пределах од­ной страны наблюдаются различные региональные типы питания (Китай, Индия, Россия, Канада, Бразилия, ЮАР и др.) или один тип встречается во множестве стран (Передняя Азия, Южная Европа и др.). Это об­стоятельство свидетельствует о необходимости проведе­ния географами дальнейших региональных исследова­ний продовольственной проблемы.



Оставьте свой комментарий, спасибо!
Ваше имя:
E-mail:
© 2020, Уроки географии