Где и почему меняли столицы

СеулПеренос столиц — дело не столь уж редкое. Передачу столичных функций от одного города другому объясняют разными причинами — чаще всего перенаселенностью и неудачным местоположением.

Канберра была провозглашена главным городом Австралии в 1927 году. До этого на почетный титул претендовали Сидней и Мельбурн. Чтобы уладить спор между ними, власти решили пойти по наиболее дорогостоящему пути — построить новый город. Как новая столица изначально закладывалась и Бразилиа. Туда в 1960 году из Рио-де-Жанейро были переведены все правительственные учреждения. Вашингтон стал столицей США в 1800 году. До этого в течение 10 лет столичные функции осуществляла Филадельфия.

Вопрос о переносе столицы активно обсуждается в Иране. Власти утверждают: в ближайшие десять лет Тегеран в буквальном смысле будет трясти — сейсмологические прогнозы крайне неблагоприятны. Подземные толчки все чаще повторяются в окрестностях Тегерана — не исключено, что в ближайшие годы произойдут землетрясения силой 7 баллов. И тогда могут погибнуть около 2 миллионов человек. Ученые призывают перенести столицу в более безопасный район вглубь страны, например, в Исфахан, который уже был столицей — до 1788 года.

В 1987 году аргентинский парламент принял решение о переносе столицы в Патагонию. Считалось, что это поможет освоению этой территории. В качестве главного кандидата назывался город Вьедма. Однако планы так и остались планами — Буэнос-Айрес все еще столица.

Настоящая «эпидемия» переноса столиц началась в конце XX века в Африке. Несколько лет назад танзанские власти приняли решение о переносе столицы из Дар-эс-Салама в Додому, находящуюся в 480 километрах западнее. В 1992 году столицей Нигерии вместо Лагоса стал город Абуджа. В 1983-м столица Кот-д’Ивуара из Абиджана была перемещена в Ямусукро.

Путраджайю начали строить буквально посреди джунглей и болот примерно в 40 километрах от бывшей столицы Малайзии — Куала-Лумпура. Объясняя перенос столицы, малайзийцы говорили, что Куала-Лумпур «подошел к пределу своего развития» — дороги, коммуникации, население и т.д., — и власти решили «разгрузить город».

Путраджайя выглядит странно: несколько свежеотстроенных роскошных дворцов и мечетей, несколько рядов домиков для чиновников. И тропический лес. Говорят, госслужащие неохотно меняют шумный Куала-Лумпур со всей необходимой инфраструктурой на пустынную необжитую Путраджайю. Из-за чего правительство даже начало предлагать чиновникам приличные компенсации, если они согласятся переехать в новый город. Путраджайю задумывали как «город без заборов» — открытое пространство общения граждан и государства. Впрочем, вокруг премьерской резиденции забор все же есть.

В 1997 году столица Казахстана была перенесена из Алма-Аты в Астану. Власти это объясняли историческими причинами, желанием оживить жизнь и экономику в отдаленных регионах. Однако поговаривали, что в реальности Казахстан, во-первых, переносил столицу подальше от российской границы, во-вторых, подальше от основного русскоязычного населения, которое также концентрировалось на севере страны и в Алма-Ате, а в-третьих, чтобы предотвратить возможность «расползания» самого государства.

В итоге посреди степи и нескольких облупившихся «хрущевок» начали вырастать башни из стекла и бетона, 5-звездочные отели и прочие современные административные постройки. Одним из главных архитектурных изысков в новой столице считается президентский музей — в нем на всеобщее обозрение выставлены почти все подарки, которые когда-либо преподносились Нурсултану Назарбаеву.

Жители Астаны говорили, что от новостроек в городе стало на несколько градусов теплее — ветра, которые постоянно дуют со степи, теперь «натыкаются» на дома. Но даже самые сильные степные ветры не могут разогнать смог, от которого жители Астаны страдают и зимой и летом, — бывший Целиноград находится в низине, и все промышленные выбросы накрывают его ровным слоем. Плюс ко всему Астану фактически забыли озеленить: если зимой степные холода еще можно пережить, то летом, на испепеляющем солнце, почти все государственные чиновники вспоминают о тенистой и оттого почти прохладной Алма-Ате.

В истории современной России был лишь один прецедент изменения столицы субъекта федерации. В декабре 2000 года свою столицу официально поменяла Ингушетия. Назрань потеряла столичные функции и передала их Магасу (в переводе с ингушского — Город Солнца). Город был построен фактически на пустом месте — кукурузном поле, расположенном в пределах родовой территории бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева.

 

Сеул скоро потеряет статус официальной столицы Южной Кореи. Название и местоположение нового главного города страны власти обещают объявить в ближайшее время. Правда, город еще только предстоит построить. Все государственные учреждения (а заодно и их чиновников) планируют переселить в новую столицу к 2012-2014 годам. Перенос столицы обойдется государственному бюджету в десятки миллиардов долларов.

Сеул стал столицей в конце XIV века. В самом начале XXI века, когда население Сеула и его пригородов перевалило за 20 миллионов (а это почти половина населения страны), власти решили: пора искать новое место.

Первые разговоры о переносе столицы начались в 60-е годы прошлого века. Главным аргументом была безопасность: боялись, что северокорейские власти решатся нанести удар по Сеулу. Тогдашний президент Пак Чжон Хи предложил: новая столица должна располагаться в окрестностях Тэджона.

Именно это место фигурирует и в планах нынешних властей. Бурные обсуждения продолжались в специально созданной комиссии больше года. В итоге оставили четырех кандидатов. Все они расположены в малонаселенных районах к югу от Сеула: три в провинции Чхунчхон-Пукто и один — в соседней с ней Чхунчхон-Намдо. Кому достанется «главный приз», решится в начале июля. Вердикт вынесет специальный президентский комитет.

Планы переноса столицы вызвали в стране бурю эмоций. Противники изменения статуса Сеула считают, что такие вопросы не должны решать несколько десятков человек, и предлагают провести референдум. Тем более что президент Но Му Хен во время избирательной кампании-2002 (а перенос столицы был одним из главных пунктов его предвыборной программы) обещал: референдум будет.

Теперь власти пошли на попятную. «Ситуация изменилась. План был одобрен Национальным собранием, где у оппозиции, которая теперь неожиданно опомнилась и начала высказывать недовольство, большинство», — утверждают сторонники Но Му Хена. Представители оппозиционной Партии великой страны, о которой идет речь, утверждают: в плане не было ни слова о переезде Национального собрания и Верховного суда. Апелляцию на неконституционность решения о переносе столицы подали в Конституционный суд.

Свое недовольство высказывает и мэр Сеула Ли Мюн Бак. При этом, утверждает градоначальник, «он выступает против вовсе не потому, что является столичным мэром» (тем более, что к 2012 он этого поста скорее всего лишится). Причина все та же — власти должны заручиться поддержкой граждан. Ведь перенос столицы — дело дорогостоящее и его будут оплачивать налогоплательщики.

Наконец, последний — и самый пропагандистский — аргумент, звучащий из уст противников переезда: а что если многолетняя мечта о воссоединении двух Корей осуществится? И что если в этот момент Южная Корея останется без столицы? (Вариант, что столицей объединенной Кореи станет Пхеньян, даже не обсуждается).

Чем закончится референдум, понятно. СМИ приводят данные опросов общественного мнения, согласно которым большинство южнокорейцев не хотят переносить столицу. «Вопрос решен окончательно. Сейчас неподходящее время для общенародного голосования», — отвечают в президентском аппарате. А сам глава государства как-то даже обмолвился, что предпочтет лишиться поста, но от своей идеи не откажется.

Строительство нового города и переезд туда всех органов власти, по предварительным подсчетам, обойдется в 40 миллиардов долларов. Эта цифра не окончательная. Хотя еще пару лет назад — когда Но Му Хен раздавал свои предвыборные обещания — речь шла о 3-4 миллиардах.
 

 



Оставьте свой комментарий, спасибо!
Ваше имя:
E-mail:
© 2017, Уроки географии
Сайт Чурляева Юрия Алексеевича